Рубрика: тюркская мифология

Кара-Умай

У хакасов верят в Кара-Умай, которая выступает антагонистом тюркской богини плодородия золотоволосой Умай. Кара-Умай была связана со смертью детей в младенческом возрасте и ее выгоняли с помощью шамана.

Умай – в мифологии древних тюрков богиня, олицетворяющая женское, земное начало и плодородие.

КАРА-УМАЙ — злой дух, который причинял вред ребенку, принося различные болезни и несчастья. К примеру, трудные затянувшиеся роды объяснили тем, что в чрево матери проникал злой дух АЙЗА, который задерживал появление ребенка на свет. В таких случаях шаман призывал мать УМАЙ, прося ее защитить ребенка, а злого духа уговаривал отпустить ребенка.

Образ Кара-Умай может сближаться с образом албасты тюркских народов, существом, опасным для рожаниц и родившихся детей. Считалось, что албасты может наслать болезнь, ночные кошмары. В мифах она крадет легкие рожаницы и спешит с ними к воде. Как только албасты положит их в воду, женщина умрет. Образ албасты восходит к образу богини Умай.

Персонажем, близким к Кара-Умай, относится и Маяс Хара или Черная Маяс в бурятских мифах. Это злая небесная бабушка, вместе со своими 13 сыновьями и 7 дочерями, олицетворяющая силы зла.

Кара-Умай также сближается со злым духом турецкого фольклора Омаджи, которым пугали детей. В Омаджи трансформировался образ тюркской богини Умай.

Жалмауыз кемпир

У тюркских народов демоническое существо в образе старухи, нередко с семью головами. Обычно олицетворяет злое начало. Она людоедка, похитительница детей; в образе легкого она плавает на поверхности воды, а когда приближается человек, превращается в семиглавую старуху, хватает его и вынуждает отдать сына. Образ жалмауыз кемпир восходит к культу богини-матери, так как людоедки присущи черты шаманки-волшебницы, хозяйки родового огня, владычицы и стража страны мертвых.

Разновидностью жалмауыз кемпир является демон мите, представляющийся старухой в лохмотьях, которая живет в горах, в лесу, далеко от человеческих жилищ. Она увлекает девушек в шалаш и незаметно сосет у них из колена кровь, а когда жертва ослабевает, мите ее съедает.

Жалмауыз кемпир может сближаться с таджикскими кампир, женскими духами, персонифицирующими явления природы. Согласно одному из преданий кампир имела сорокоухий котел, в котором варила попадавших к ней людей. В некоторых районах Таджикистана известна кампир Оджуз – старуха-мороз.

Иллюстрация Самал Кантар

Атцыс

У тюркских народов это злой демон, который неожиданно по ночам возникает перед путниками в образе копны, воза, дерева, огненного кома и душит их. Имя этого демона боялись произносить вслух, боясь его привлечь.

Следует отметить, что аналогичные образы демона встречаются и в славянской мифологии. Так, в русском фольклоре нечистая сила может появляться в виде неодушевленных предметов и явлений: катящегося клубка, вороха сена, камней; огненного, водяного или пыльного столба, колеса, вихря и т.п.

Славянский упырь может кататься белым шаром и наводить страх на людей. Согласно русским поверьям в огненные шары могут превращаться колдуны и проклятые. Также огненные шары являются видом свадебной порчи.

Валентин Серов. Стог сена

Гюль-ябани

У тюркских народов гюль-ябани – злой дух, живущий в степи или на кладбище. По ночам он любит ездить на лошади, запутывает ей гриву. У таджиков считается, что гюль-ябани обитает в пустынных местах либо в горных лесах. Он человекоподобен, но отличается крупными размерами, покрыт серой либо черной шерстью, имеет когти на ногах и на руках. С людьми разговаривает человеческим голосом. Образ гюль-ябани восходит к образу гуля в мусульманской мифологии. Гули – ночные существа, живущие на кладбищах, в развалинах и прочих глухих местах. Иногда их изображают как умерших людей, долго спящих в тайных могилах. Потом они пробуждаются, выходят на поверхность и поедают как живых, так и мертвых. Гули персонифицируют тайные страхи человека в пустыне. В арабских сказках гули имеют вид прекрасных женщин, которые заманивают молодых людей в свои логова, а затем поедают их, либо выпивают их кровь. Развалин, в которых селятся гули, полно на окраинах городов. Такое существо выходит замуж за ничего не подозревающего мужчину, который и становится жертвой.

Согласно преданиям, в пустыне Руб-эль-Хали располагался легендарный город Колонн Ирэм, упоминания о котором сохранились даже в доисламских источниках. Этот город был уничтожен по воле аллаха, однако развалины этого города часто упоминались в легендах. Этот город был местообитанием джиннов и гулей, которые продолжали жить в его развалинах.

Гуль Надилла. Иллюстрация Вилли Гласаура

Богиня Умай

Умай – в мифологии древних тюрков богиня, олицетворяющая женское, земное начало и плодородие. Умай считалась супругой верховного бога Тенгри. Ее образ генетически связан с иранской мифологической птицей Хумай, которая, бросая свою тень на человека, делает его счастливым. Умай изображалась с золотыми волосами, золотых, красных либо белых одеждах.

Пережитки веры в Умай сохранялись у ряда тюркоязычных народов.

У хакасов верят в Кара-Умай, которая выступает антагонистом тюркской богини плодородия золотоволосой Умай. Кара-Умай была связана со смертью детей в младенческом возрасте и ее выгоняли с помощью шамана.

У шорцев Умай – дух-хранитель младенцев, принимающий также души умерших.

К образу богини Умай может восходить албасты тюркского фольклора, представляющаяся в облике уродливой женщины с длинными распущенными желтыми волосами и такими длинными грудями, что она закидывает их за спину. Албасты может превращаться в животных и неодушевленные предметы. Кроме того, в татарских сказках албасты может носить красные одежды. Примечательно и то, что демоническая ведьма тувинского фольклора Албыс имеет рыжие волосы. В данном случае красный цвет, присутствующий в облике этих демонических персонажей, указывает на культ древней богини плодородия либо богини-матери, к образу которой восходят Албыс и албасты. Наличие желтых волос может сближать албасты с тюрской богиней земли и плодородия Умай.

И снова про облака

Облака играют большую роль в мифологии и фольклоре, так как их вид наводит на сверхъестественное.

В мифологии казанских татар злой многоголовый дракон аждарха живет на морском острове, на который его переносит облако.

Дракон Балаур в румынской мифологии чаще всего живет в облаках.

Бог грома в западносемитской мифологии Ваал часто описывался скачущим на облаке.

Волшебник Мерлин был заключен феей Вивианой в воздушную темницу Броселианды, располагающейся на облаках.

В греческой мифологии представлена богиня облаков Нефела, являющаяся матерью Фрикса и Геллы, которых хотела погубить их мачеха Ино. Своими кознями Ино вызвала в стране засуху и, чтобы избавиться от нее, потребовала принести Фрикса и Геллу в жертву Зевсу. Нефела спасла своих детей, окутав тучей, она отправила их на златорунном баране в Колхиду. Однако Гелла погибла в пути, упав в воды пролива, получившего имя – Геллеспонт, а Фрикс достиг владений царя Ээта в Колхиде.

Албыс

В тувинском и алтайском фольклоре есть поверья о ведьме Албыс. Это демоническое существо связано с водной стихией и обитает вблизи водоемов, рек, ручьев, озер, омутов. Часто появляется перед охотниками в лесу и может с ними сожительствовать. Но как правило, очень опасна. Имеет длинные распущенные огненно-рыжие волосы, длинные, обычно перекинутые за плечи, груди, железные нос и когти. Если в Албыс выстрелить, то она превратится в кусок желтого войлока.

Образ Албыс восходит к тюркской албасты, которая представляется в облике уродливой женщины с длинными распущенными желтыми волосами и такими длинными грудями, что она закидывает их за спину. Албасты может превращаться в животных и неодушевленные предметы. Она также связана с водной стихией и обитает вблизи водоемов. Албасты насылает на людей болезни, вредит детям и рожаницам. Она крадет легкие (сердце, печень) рожаницы и спешит с ними к воде. Как только албасты положит их в воду, женщина умрет. Согласно поверьям, албасты может пить кровь жертвы. В татарских сказках албасты может носить красные одежды. Примечательно и то, что Албыс имеет рыжие волосы. В данном случае красный цвет, присутствующий в облике этих демонических персонажей, указывает на культ древней богини плодородия либо богини-матери, к образу которой восходят Албыс и албасты. Наличие желтых волос может сближать албасты с тюрской богиней земли и плодородия Умай.

Гуйму – мать бесов

В древнекитайской мифологии есть упоминание о Гуйму, матери бесов.

В преданиях говорится, что она живет в Наньхае в горах Сяоюйшань. Утром она рождает тысячу бесов, а вечером поедает их. У нее голова тигра, ноги дракона, брови четырехпалого дракона, глаза водяного дракона.  Образ Гуйму древний и может сближаться с древними женскими божествами народов Сибири и Центральной Азии.

       

Картина Ван Симэна

Одним из таких персонажей является Маяс Хара или Черная Маяс в бурятских мифах. Это злая небесная бабушка, вместе со своими 13 сыновьями и 7 дочерями, олицетворяющая силы зла.

У хакасов верят в Кара-Умай, которая выступает антагонистом тюркской богини плодородия золотоволосой Умай. Кара-Умай была связана со смертью детей в младенческом возрасте и ее выгоняли с помощью шамана.

Еще один персонаж, с которым сближается Гуйму, это Албыс, алтайский или тувинский аналог ведьмы, локальная разновидность тюркского злого духа желтоволосой девы Албасты. Албыс очень опасна. У нее длинные большие груди, рыжие волосы, медные нос и когти. Она может проникнуть в человека, отчего его поразит тяжелая болезнь.

Китайские демоны гуй

В древнекитайской мифологии гуй являлся духом умершего, однако с распространение буддизма гуй стало общим названием демонов и обитателей ада. Согласно народным представлениям, гуй похож на человека, но он не имеет подбородка, не отбрасывает тени, внезапно становится невидимым, принимает облик пса, лисицы и других зверей, мужчины или женщины, чтобы завлекать людей и убивать их.

Гуй может стоять с бамбуковым шестом, чтобы заманить людей в лодку, а также поджидать детей на перекрестке, насылать болезни, убивать людей в тюрьме.

             

Иллюстрация Мэтью Майера.

В большинстве случаев гуй – это неупокоенная душа умершего насильственной смертью или самоубийцы, не захороненном на родовом кладбище. Считается, что гуй боится крика, чтения конфуцианской литературы и буддийских книг, персикового дерева и амулетов. Тростник тоже помогал от этих демонов: его привязывали к телу невесты, едущей в дом мужа.

Не смотря на то, что красный цвет в китайской культуре имел положительное значение, а именно – жизнь и процветание, рост и достижения, гуй часто изображались в храмах, а также на народных картинах с рыжими волосами и часто красными.

В Китае в период позднего средневековья родилось представление о трех девах – Юнь-сяо, Цюн-сяо и Би-сяо, которые используя даосские магические приемы, творили зло, за это они были приговорены к смерти и назначены Верховным Владыкой Тайшан духами отхожих мест, которые могут быть близки к гуй. В японских городских легендах встречается близкая к ним Ханако-сан, дух трагически погибшей девушки, появляющейся в туалете и причиняющей вред людям.

Вампиры в тюркском фольклоре

В тюркском фольклоре встречаются существа аналогичные европейскому вампиру.

У казанских татар, татар-мишарей, западно-сибирских татар и башкир распространены поверья об убыре, кровожадном демоническом существе, заменяющему колдуну душу, которую тот продал шайтану (черту) и управляет им при жизни. Также убыр считается духом умершего колдуна или самоубийцы. Колдуна, в котором поселился убыр, называли убырлы кеше или убырлы карчык. По ночам убыр покидает тело колдуна и принимает образ огненного шара, огненного колеса, собаки, кошки, свиньи, иногда человека, ни имеющего сзади плоти. Он сосет молоко у коров и кобылиц, отчего те болеют, пьет кровь у скота, насылает болезни на людей. После смерти убырлы-кеше убыр живет в его могиле, выходя по ночам наружу через отверстие в ней, и продолжает приносить вред. Чтобы уничтожить убыра, надо вбить в могилу, где он живет, дубовый кол. Это очень сближает убыра с западно-европейским вампиром, которому необходимо было вбить осиновый кол для его умервщления.

Название «убыр» восходит к общетюркскому «обур», обозначающее «засасывать». Слово «убыр» проникло в славянскую мифологию в виде слова «упырь», обозначающего заложного покойника, выходящего из могилы и пьющего кровь людей.

Близким к убыру персонажем у тобольских татар и башкир считался мяцкай, злой демон, дух умершего колдуна, покинувший кладбище и продолжающий жить среди людей. Считалось, что внешне он неотличим от живых, но иногда можно заметить, что у него длинный свисающих до земли красный язык. Мяцкай летает по ночам в виде огненного шара над землей, пьет кровь из людей, насылает болезни, эпидемии.

В представлении туркмен, узбеков Хорезма, башкир и казанских татар имеется демонический персонаж ювха, связанный с водной стихией. Ювха – прекрасная девушка, в которую превращается, прожив много лет, дракон аждарха. Ювха выходит замуж за человека, поставив ему предварительно ряд условий, например, не смотреть, как она расчесывает волосы, не гладить по спине, не совершать омовение после близости. Нарушив условия, муж обнаруживает змеиную чешую на ее спине, видит, как, рсчесывая волосы, она снимает голову. Если не погубить ювху, она съст своего мужа, но убить ее можно только в безводном месте. В башкирском фольклоре змеедева ювха по ночам пьет у мужа кровь, пока не истощит его полностью.

         

Лариса Рябинина. Ювха

Ювху по своей кровожадности и наличию змеиных признаков можно соотнести с демоном Ламией, вера в которого прошла через все Средневековье. Согласно европейскому и славянскому фольклору ламии обитали не только в пещерах, но и в озерах, т.е. были связаны с водной стихией. Ламии также завлекали мужчин и выпивали их кровь.

       

Борис Валледжо. Ламия

Существом, близким к убыру, является упар в мифах чувашей. Согласно мифам в вупар при помощи живущего в домах беса ийе превращаются старухи-колдуньи. Принимая облик домашних животных, огненного змея или человека, вупар наваливается на спящих, вызывая удушье, и кошмары, насылает болезни.