Рубрика: арабский фольклор

Ифрит

В арабской мифологии – это демон, дух убитого человека, стремящийся отомстить. Считается, что демон рождается из испарений крови жертвы, пролившейся на землю. Из каждой капли крови убитого возникает по ифриту. Эти ифриты принимаются разыскивать убийцу и если находят, не дают тому покоя. Обликом ифриты напоминают призраков, у них полупрозрачные тела, но налитые кровью глаза. А в некоторых поздних источников утверждается, что на поясе у каждого ифрита висит пистолет. Единственный способ избавиться от ифритов – вбивать гвозди в пятна крови, пригвождая таким образом джиннов к земле.

Картина Майкла Филлиса

Гюль-ябани

У тюркских народов гюль-ябани – злой дух, живущий в степи или на кладбище. По ночам он любит ездить на лошади, запутывает ей гриву. У таджиков считается, что гюль-ябани обитает в пустынных местах либо в горных лесах. Он человекоподобен, но отличается крупными размерами, покрыт серой либо черной шерстью, имеет когти на ногах и на руках. С людьми разговаривает человеческим голосом. Образ гюль-ябани восходит к образу гуля в мусульманской мифологии. Гули – ночные существа, живущие на кладбищах, в развалинах и прочих глухих местах. Иногда их изображают как умерших людей, долго спящих в тайных могилах. Потом они пробуждаются, выходят на поверхность и поедают как живых, так и мертвых. Гули персонифицируют тайные страхи человека в пустыне. В арабских сказках гули имеют вид прекрасных женщин, которые заманивают молодых людей в свои логова, а затем поедают их, либо выпивают их кровь. Развалин, в которых селятся гули, полно на окраинах городов. Такое существо выходит замуж за ничего не подозревающего мужчину, который и становится жертвой.

Согласно преданиям, в пустыне Руб-эль-Хали располагался легендарный город Колонн Ирэм, упоминания о котором сохранились даже в доисламских источниках. Этот город был уничтожен по воле аллаха, однако развалины этого города часто упоминались в легендах. Этот город был местообитанием джиннов и гулей, которые продолжали жить в его развалинах.

Гуль Надилла. Иллюстрация Вилли Гласаура

Таннин

Таннин  — морское чудовище в западно-семитской мифологии и еврейских религиозных текстах.

Туннану упомянут в «Цикла о Баале и Анат», в качестве одного из помощников морского божества Йамму, который терпит поражение от другого божества, Балу, а также представлен как одно из двух чудовищ, наряду с Латану, от название которого произошло название змея Левиафана , которых сестра Баала, богиня любви Анат, усмиряет на пути к горе Цапану. Он обычно мыслится как змееподобное чудовище с удлиненным, вытянутым телом и, возможно, с раздвоенным хвостом.

Таннин упомянут в «Апокалипсисе Исайи» среди морских зверей, которые будут убиты Яхве в конце дней. Позднее в сознании древних иудеев слово «Таннин» иногда сплавлялось с похожими морскими чудовищами — Левиафаном и Раав.

«Чудеса создания и чудеса существ и странных существующих вещей».

«В море водятся огромные, страшные драконы, — узнаем мы из книги Бузурга ибн-Шахрияра, замечательного арабского рассказчика[64], — называются они таннинами. В разгар зимы, когда облака проходят над самой водой, таннин вылезает из моря и заползает в тучу, ибо он не выносит жара морской воды, которая в это время года кипит, как в котле. Таннин сидит неподвижно, охваченный холодом облака; ветры, дующие над водой, поднимают тучу вверх, и таннин поднимается вместе с ней. Туча движется по небу из одного края в другой; но когда вода из неё испаряется, она превращается в тонкую пыль и рассеивается под дуновением ветра, таннин теряет свою опору и падает вниз — иногда в море, иногда на сушу.».

В этом рассказе о замерзающем в облаке чудовище мы узнаем родного брата всех сказочных драконов Востока, а его первоначальное местообитание — океан — говорит нам о происхождении этих чудовищ: они родились в море. Именно там фантазия сказителей и живописцев нашла прообразы для своего творчества.

Масуди считает, что tennin — рептилия, живущая в глубине океанов; крепчая, она становится грозой рыб, и Бог придает ей форму черного змея, блестящего и длинного, чья пасть возвышается над вершинами и чей свист вырывает с корнем деревья.

   

Морской змей-дракон аль-Таннин. Иллюстрация к трактату Аль-Казвини

Западносемитский дракон Латану

Предтечей ветхозаветного чудовища Левиафана в угаритской мифологии является дракон Латану, воплощающий разрушительные силы водного мира и предстающий как могучее семиголовое чудовище, которое борется со светоносным богом Балу и его сестрой богиней-воительницей Анат, но оказывается побежденным. Балу и Анат борются с такой разрушительной силой как Латану, ради плодородия и жизни.

     

Убийство Левиафана.Гравюра Гюстава Доре1865 г.

Дракон Латану может быть сопряжен с древнеарабской (доисламской) богиней неба и дождя Аллат. Эта богиня олицетворяла собой небо, дождь и луну. Очевидно, Аллат была богиней туч и молний, связывалась с войной. В городе Таиф она почиталась как богиня-покровительница. В нем находилась ее священная территория, храм и идол – белый гранитный камень. Поначалу пророк Мухаммед признавал божественную природу этой богини, но затем уничтожил ее святилище. Аллат у халдеев и шумеров была богиней Подземного царства. Однако эта богиня считалась предшественницей богини Афины Паллады, а ее культ был распространен не только среди древних арабов, но и в эллинистических городах – Набатее и Пальмире.

Серый цвет в арабском фольклоре

В арабской культуре согласно сказкам тысячи и одной ночи белый цвет признан самым лучшим из цветов. Это цвет духовности и чистоты. Он был любимым цветом пророка Мухаммеда. Почитаемым цветом считался зеленый, в который было окрашено знамя пророка. Зеленый символизировал рай, оазис в пустыне, жизнь. Первоначально знамя пророка было окрашено в белый цвет. Очень положительно арабы относились и к другим чистым цветам, таким как красный, желтый, синий, голубой, фиолетовый. Дружественное отношение было и к черному, символизирующему не траур, а землю и ночь, которая являлась дополнением дня.

Отрицательное значение имели замутненные либо промежуточные цвета. Например, коричневый и серый. Это были цвета несчастья и нищеты.

Хотелось бы уделить внимание серого, который у арабов считался цветом пыли и праха, противоположностью яркого разноцветного мира, напоминающего людям о бренности их существования.

В древние времена в домусульманской Аравии поклонялись богине Аллат. Эта богиня олицетворяла собой небо, дождь и луну. Очевидно, Аллат была богиней туч и молний, связывалась с войной. В городе Таиф она почиталась как богиня-покровительница. В нем находилась ее священная территория, храм и идол – белый гранитный камень. Поначалу пророк Мухаммед признавал божественную природу этой богини, но затем уничтожил ее святилище. Имя богини было запрещено произносить, а упоминание о ней носило негативную символику. Ее идол белый гранит имел не белый, а светло-серый цвет. Этим могло быть объяснение данного цвета. Кроме того, Аллат у халдеев и шумеров была богиней Подземного царства.

               

Аллат с пальмовой ветвью и львом. БарельефПальмира (Сирия), I в. н. э.

Серый цвет мог быть связан с козлоногой богиней луны Южной Аравией Алмакой, которая по своим функциям была близка Астарте, поэтому позднее носила негативную символику.

Арабские кладбища с могилами были представлены в серых тонах, так как надгробия были сделаны из камней такого цвета. Кладбища, как и отхожие места, развалины, окраины городов и пустыни были местом обитания гулей, демонов, нападающих на путников, пожирающих и пьющих их кровь. В арабских сказках гули имеют вид прекрасных женщин, которые заманивают молодых людей в свои логова. Чтобы не выделяться на фоне мест, в которых обитают эти демоны, нередко гули носили серое.

 

Шумерские демоны

Мифология шумероязычного населения Древней Месопотамии повлияла на фольклор народов, которые стали проживать на данной территории позже, а также на фольклор народов Ближнего Востока и Европы.

Так, три шумерских демона – Лилу, Лилиту и Ардат Лили сыграли рол в происхождении злого духа Лилит в иудейской демонологии, которая первоначально была женой Адама, а затем стала демоном, соблазняющим мужчин и вредящим младенцам. Лилу являлся инкубом, т.е. соблазнителем женщин, а Лилиту – суккубом. Ардат Лили переводится как «служанка Лилит». Она выступала в облике молодой девушки, собирающейся вступать в брак. Нередко ее имя было связано с упоминанием проституции.

                   

рельеф Бёрни (англ.)русск. («Царица ночи») согласно одной из версий — изображение Лилит; начало II тыс. до н. э. Британский музей

С иудейским демоном Лилит, наносящей вред детям, сближался демон в аккадской мифологии – Ламашту, имеющий шумерское происхождение. Это была львиноголовая женщина, поднимающаяся из подземного мира, насылающая на людей болезни, похищающая детей, насылающая детские болезни. В шумерской мифологии ей соответствовала Димме. Образ Ламашту мог повлиять на происхождение образа иракского демона дами, великаншей, нападающей на людей и поедающей их. Она появляется, как призрак, на окраинах городов. В одной из легенд дами живет в пустыне рядом с городом, а затем посещает дом, чтобы полакомиться человеческим мясом и выглящей, как и Ламашту, наполовину животным. Спастись от нее не представляется возможным. В шумерских текстах Ламашту упоминается с другими демонами – Алу, утукку и гала.

Гала в шумерской мифологии были демонами подземного мира, отвечающие за излов душ умерших.

Демонический вампир Алу атаковал спящих людей, что приводило их к гибели.

Демоны утукку были духами непогребенных людей, которые летали среди живых. Они вызывали у людей болезни шеи, груди и внешние повреждения.

Одной из разновидностью утукку были экимму. Ими становились те, которым было отказано во входе в загробный мир и которые были обречены скитаться по свету. Человек превращается в экимму, если умирает насильственной или нечистой смертью. Например, им мог стать человек, умерший в пустыне. Экимму внушали большой страх, так как могли принимать облик любого из живущих. Экимму вселялись в людей, изгнать его не представлялось возможным. Также экимму появлялись в доме в виде предзнаименований смерти, плача как ирландские банши либо славянский водяной дух  — Белая баба.

                 

            Рисунок Йигита Короглу. Экимму

Силува

Силува в фольклоре Ирака – водяное существо, обитающее в реках и в пещерах рядом с горными потоками. Ее тело покрыто длинными волосами, груди висят до колен, и когда она хочет накормить своих детей, которых носит на спине, то перебрасывает груди через плечо. По форме силува напоминает женщину, но иногда изображается с рыбьим хвостом вместо ног. Она любит питаться человечиной и в то же время вступает в любовную связь с мужчинами. В легендах она часто берет в заложники понравившегося ей мужчину и удерживает его, делая его своим сексуальным рабом, а затем рожает от него детей.

В связи с тем, что население Ирака имеет генетическую связь с древним населением Месопотамии – шумерами, аккадцами и вавилонянами, то в чертах силувы угадываются черты мифологических персонажей Вавилона и Ассирии. Так, наличие у силувы рыбьего хвоста сближает ее с Оанессом, существом шумерских легенд, вышедшим из моря вблизи Вавилонии и принесшим населению цивилизацию, науку, письмо и закон. Оанесс сопоставляется с ханаанейским Дагоном. Женской формой Дагона в Северной Сирии у ханаанеев и филистимлян была Атаргатис, в которой слились образы ханаанейской богини плодородия и плотской любви Астарты и угаритской богини, связанной с охотой и войной Анат, являющейся сестрой и любовницей западносемитского бога-громовержца Баала.

                         

Оанн из Дур-Шаррукина

Сожительство с мужчинами сближает ее с шумерским демоном-суккубом Лилиту, от которой пошло происхождение злого духа в иудейской демонологии Лилит.

Дами

В иракском фольклоре дами является великаншей, нападающей на людей и поедающей их. Она появляется, как призрак, на окраинах городов. В одной из легенд дами живет в пустыне рядом с городом, а затем посещает дом, чтобы полакомиться человеческим мясом. Спастись от нее не представляется возможным.

В связи с тем, что население Ирака имеет генетическую связь с древним населением Месопотамии – шумерами, аккадцами и вавилонянами, то в чертах дами угадываются черты демонов Вавилона и Ассирии.

Одними из таких демонов являются ассирийские злые духи экимму. Ими становились те, которым было отказано во входе в загробный мир и которые были обречены скитаться по свету. Человек превращается в экимму, если умирает насильственной или нечистой смертью. Например, им мог стать человек, умерший в пустыне. Экимму внушали большой страх, так как могли принимать облик любого из живущих. Экимму вселялись в людей, изгнать его не представлялось возможным. Также экимму появлялись в доме в виде предзнаименований смерти, плача как ирландские банши либо славянский водяной дух  — Белая баба.

         

Рисунок Йигита Короглу. Экимму

В шумеро-аккадской мифологии экимму часто упоминаются со злобными демонами подземного мира гала, а также демоном Ламашту. Львиноголовая Ламашту, поднимающаяся из подземного мира и похищающая детей также сближается с дами, так как последняя выглядит тоже наполовину животным.

Ирем, город колонн

Ирем – это построенный джиннами по повелению царя Шеддада город, который располагался на другом уровне реальности. Колонны символизировали существ прежней дочеловеческой расы.

Согласно арабской традиции Ирем располагался в пустыне Руб-эль-Хали.

Данный город населяли адиты, считавшиеся более ранней и отличной от других цивилизаций, когда-либо живших на земле. В рассказе «О Тахавуд» («Тысяча и одна ночь») джинны называют себя потомками Ада, другого названия Ирема.

                               

Ирем, город Колонн.Иллюстрация к сказкам «1001 ночи», издательство Bodder and Sloughton, 1911

В «Сказке о Сейф аль-Мулуке» рассказывается о прекрасной джиннии Бади аль-Джамал, живущей в саду Ирема, сына Ада-старшего. Ирем был уничтожен вместе со всем адом. Ад ибн Шаддат, или Ад-старший, является одним из предводителей одноименной страны. Ирем является местом нахождения государства джиннов.

В мусульманской мифологии область, примыкающая к стране народа ад, называется Вабар и связана с юго-западной частью пустыни Руб-эль-Хали. Согласно легендам, эта местность была цветущим садом. После гибели людей аллах заселил эту местность джиннами, однако эта местность заколдована и попасть в нее практически невозможно.

                           

Изображение джиннов из арабского манускрипта 14 века

Помимо джиннов, живут в Иреме и самые отвратительные существа – гули,  В арабских сказках гули имеют вид прекрасных женщин, которые заманивают молодых людей в свои логова, а затем поедают их, либо выпивают их кровь.

                             

Вампир Надилла. Иллюстрация Вилли Гласаура

Гули — демонические существа арабской демонологии

Гулями называются арабские демонические существа, которые относятся к низшему разряду джиннов и считаются порождением Иблиса.

В доисламской мифологии это были опасные существа, жившие в пустыне, нападающие на путников, пьющие у них кровь и пожирающие их.

Местообитанием гулей являются развалины, отхожие места, кладбища. В арабских сказках гули имеют вид прекрасных женщин, которые заманивают молодых людей в свои логова, а затем поедают их, либо выпивают их кровь.

В арабских сказках «Тысяча и одна ночь» есть сказка о коварном везире, где молодой царевич встречает у обочины дороги гуля в облике прекрасной девушки.

«И  царевич растерялся и не знал, куда идти и в какую сторону направиться,  и  вдруг

видит: у обочины дороги сидит девушка и плачет.

   «Кто ты?» — спросил ее царевич; и девушка сказала: «Я  дочь  царя  из

царей Индии, и я была в пустыне, но на меня напала дремота, и  я  свалилась с коня, и теперь я отбилась от своих и потерялась». И, услышав слова девушки, царевич сжалился над нею и взял ее на спину своего коня, посадив ее сзади, и поехал. И когда они проезжали мимо каких-то  развалин, девушка сказала: «О господин, я хочу сойти за  надобностью»,  и  царевич спустил ее около развалин. И девушка вошла туда и замешкалась,  и  царевич, заждавшись ее, вошел за ней следом, не зная, кто она. И  вдруг  видит: это — гуль, и она говорит своим детям: «Дети, я привела вам сегодня

жирного молодца!»

   А дети отвечают: «О матушка,  приведи его, чтобы мы наполнили им наши животы». Услышав их слова,  царевич убедился,  что погибнет, и испугался за себя, и у него задрожали поджилки. Он вернулся назад; и гуль [15] вышла и  увидела, что  он  как будто испуган и боится и дрожит,  и сказала:

«Чего ты боишься?» — «У меня есть враг, и я боюсь его»,  — отвечал царевич. «Ты говорил, что ты сын паря?» — спросила его гуль; и царевич ответил: «Да».

   И тогда гуль сказала: «Почему ты не дашь своему врагу  сколько-нибудь денег, чтобы удовлетворить его?» — «Он  не  удовлетворится  деньгами,  а только моей жизнью, — отвечал царевич, — и я боюсь за  себя.  Я  человек обиженный». — «Если ты, как ты говоришь, обижен, призови на помощь Аллаха, и он избавит тебя от злобы твоего врага и царевич поднял взор к небу и воскликнул: «О ты, кто отвечаешь попавшему в беду, когда  он  зовет тебя, и устраняешь зло, о боже, помоги мне против моего врага и  отврати его от меня! Поистине, ты властен в том, чего хочешь!» И когда гуль  услыхала его молитву, она удалилась…».

По фрагменту данной сказки становится понятно, что от гуля можно спастись с помощью молитвы к Всевышнему, а это значит, что эти существа подчиняются своей иерархии и не во всех случаях стараются вмешиваться в наш мир.

Также в арабских сказках имеется история о Сиди Ноумане, молодом человеке из богатой семьи, женившемся на прекрасной женщине Амине, которая оказалась гулем, посещающим ночью кладбища и поедающим трупы. Молодому человеку удалось проследить за ней, за что Амина превратила его в собаку.

                               

Иллюстрация к сказкам «Тысяча и одна ночь Джорджа Таунсенда. Сиди Ноуман и гуль Амина.

Сиди Ноуману пришлось перенести много приключений в данном облике, пока он не встретил девушку, искусную в белой магии и давшей ему волшебную жидкость, которую он вылил на гуля Амину, после чего его жена превратилась в кобылу.

Эта история показывает, что гули могут владеть колдовством и черной магией.

Интересна история, рассказанная доминиканским монахом Матиасом де Жиральдо, о молодом человеке по имени Абдул-Хассан, который полюбил красивую девушку по имени Надилла, дочь бедного философа, а затем женился на ней.

За ней также мужем было замечено хождение на кладбище ночью и поедание трупов. Когда он ей высказал это, она набросилась на него и едва не убила, в результате чего Надилла была умертвлена Абдул-Хассаном и захоронена.

Однако вскоре гуль снова явился к нему и попытался убить, но Абдул-Хасану удалось спастись бегством. После этого он пошел в дом философа, который признался, что Надилла вышла замуж за высокопоставленного офицера, но увлекалась черной магией и была замечена в чудовищных оргиях, после чего в ярости была убита своим мужем. Однако она снова ожила и поселилась в доме своего отца.

                         

Вампир Надилла. Иллюстрация Вилли Гласаура

Тело Надиллы кремировали, а прах бросили в воды Тигра.

Эта история показывает, что девушка стала гулем после занятий при жизни черной магией.

В иранском фольклоре гули считаются детьми Ахриана. В тюркском фольклоре встречается существо гульябани, которое по поведению тоже напоминает гуля и образ его восходит к арабскому гулю. Гульябани живет в степи и на кладбищах и нападает на припозднившихся путников.

Согласно преданиям, в путыне Руб-эль-Хали располагался легендарный город Колонн Ирэм, упоминания о котором сохранились даже в доисламских источниках. Этот город был уничтожен по воле аллаха, однако развалины этого города часто упоминались в легендах. Этот город был местообитанием джиннов и гулей, которые продолжали жить в его развалинах.

                             

Ирем, город Колонн.Иллюстрация к сказкам «1001 ночи», издательство Bodder and Sloughton, 1911.

Арабские сказки, в которых встречаются эти существа можно приобрести здесь https://www.litres.ru/41608653/?lfrom=515650664